Новости отрасли

17 Ноября 2008КоммерсантЪ
Банкротам усложнят вывод активов // Госдума начала реализовывать антикризисный план правительства

В Госдуму внесен первый законопроект, целиком попадающий под правительственный план антикризисных мер. Законопроект вносит поправки в законы о банкротстве банков и базовый закон о банкротстве, которые защищают кредиторов, усложняя вывод активов руководителями проблемных банков и компаний при банкротстве. Эксперты опасаются, что в нынешнем виде проект может ударить и по добросовестным должникам.

Законопроект с поправками в законы "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" и "О несостоятельности (банкротстве)" внесен группой депутатов-единороссов и сенатором Дмитрием Ананьевым. Как стало известно "Ъ", проект разрабатывался в Минэкономразвития, но для ускорения процедуры внесен не правительством, а парламентариями. Один из авторов проекта глава комитета Госдумы по финансовому рынку Владислав Резник пояснил "Ъ": "Сейчас законодательство о банкротстве не позволяет эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства".

Проект требует от руководителей проблемных банков и других компаний своевременной подачи заявлений о признании организации банкротом. Это нужно будет делать, когда размер обязательств превышает стоимость активов. Сейчас банкротство начинается, если компания не может в три месяца погасить долг свыше 100 тыс. руб. "Проект может заставить руководителей несостоятельных компаний подавать заявления о банкротстве до того, как имущество утрачено. Это должно повысить эффективность конкурсного производства",— считает президент "Межрегионального центра экспертов и профессиональных арбитражных управляющих" Эдуард Олевинский.

Партнер адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Григорий Чернышов полагает, что к резкому увеличению числа банкротств это не приведет: "На организациях, развивающих бизнес на кредитах, это не должно отразиться, поскольку на заемные средства приобретаются активы". Господин Чернышов, правда, опасается, что самим компаниям будет легче инициировать свое банкротство, в том числе недобросовестное.

Сейчас уже есть примеры, когда группы компаний, имеющие значительные налоговые претензии, аккумулировали их в одной из структур, которая затем банкротилась. Недавно банкротом было признано ЗАО МИАН (см. "Ъ" от 31 октября), бывшая управляющая компания одноименной группы. 25 ноября арбитражный суд Москвы может признать банкротом ЗАО "Связной", выведенное из одноименной группы и само заявившее о банкротстве.

Законопроект, впрочем, направлен на усиление ответственности тех совладельцев и руководителей компаний и банков, которые как раз не заявили вовремя о банкротстве. Субсидиарная ответственность может наступить в том числе за утрату бухгалтерских и других документов, а список ответственных расширяется за счет "контролирующих лиц" (под ними проект подразумевает как самих учредителей, так и их доверенных лиц) и главных бухгалтеров банков. Такие поправки предлагаются под влиянием судебной практики, в которой показательным стало дело о субсидиарной ответственности экс-руководителей Союзобщемашбанка. В нем накануне банкротства вначале менялись, а затем и вовсе уволились руководители, что привело к утрате многих документов. Дело о взыскании 1,13 млрд руб. с бывших руководителей банка рассматривается почти полтора года, и 22 октября арбитражный суд Москвы со второй попытки взыскал всю сумму с экс-главы банка Любови Федосеевой (см. "Ъ" от 23 октября). Эксперты обратили внимание, что все остальные лица, включая совладельцев банка, ответственности избежали, и теперь эту ситуацию проект предлагает изменить.

В проекте нашли отражение некоторые идеи, которые Агентство по страхованию вкладов (АСВ), выступающее конкурсным управляющим банков, предлагало уже давно, отмечает первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников. АСВ как раз настаивало на привлечении к ответственности совладельцев банков, а также на том, что ответственность должна наступать за уничтожение либо утрату документов. Господин Мирошников, впрочем, говорит, что разработки АСВ были заметно изменены, и "не всегда в лучшую сторону". В частности, АСВ предлагало, чтобы в делах о субсидиарной ответственности управляющий доказывал только связь между действиями экс-банкиров и причинением банку ущерба, а вина в этом экс-банкиров заведомо предполагалась бы до тех пор, пока сами они не докажут ее отсутствие. В проекте, напротив, сказано, что управляющий банка-банкрота, требующий привлечь его бывших руководителей к субсидиарной ответственности, сам обязан доказать их вину.

Упроститься должно оспаривание хозяйственных операций компаний-банкротов. Управляющие смогут оспаривать не только сделки (их и сейчас суды нередко признают недействительными), но и действия по их исполнению, например, расчеты, банковские операции, оспаривание которых в судах вызывает проблемы.

Расширяется и круг подозрительных сделок, а управляющий получает право оспаривать подобные сделки, если они были заключены за три года до начала процесса банкротства. Имущество, переданное по таким сделкам, должно будет поступить в конкурсную массу, а возврат денег контрагентам по сделкам, признанным недействительными, будет разрешен в последнюю очередь после расчетов с кредиторами по реестру.

Законопроект может быть принят в первом чтении уже на этой неделе. Не исключено, что при подготовке его ко второму чтению разгорятся жаркие дискуссии. Как пояснил "Ъ" председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский, "есть опасения, что проект в нынешнем виде может создать проблемы при добросовестных отношениях между должниками и кредиторами и риск нарушения принципов гражданского права".

Новости за период