Новости отрасли

28 Января 2010Российская газета
Битва форматов

Экономический спад не помешал торговым сетям, специализирующимся на реализации продуктов, теснить мелкую розницу. В Тюмени годовой прирост доли крупного ритейла в общем объеме оборота специалисты оценивают в 3-5 процентов. Во благо ли это покупателям, выяснял корреспондент "РГ".

Посмотрим, как вела себя розница при снижении среднедушевых доходов. Картина пестрая. Ощутимый удар пришелся по магазинам и салонам, торгующим авто, ювелирными изделиями, бытовой техникой. Несколько инорегиональных сетевых компаний свернули свой бизнес в Тюмени. Сектор "промтоварщиков" понес урон не только по величине выручки (в сопоставимых ценах она сократилась от 10 до 50 процентов). Уменьшилось количество объектов розницы, пусть пока и незначительно. Ассортимент скукожился.

Пожалуй, в минувшем году единственным примером контратаки на кризис стал амбициозный замысел новорожденной сетевой структуры, прописавшейся в Западной Сибири. Летом, открыв в Тюмени и Нефтеюганске два крупноформатных одежно-обувных магазина, менеджеры несказанно удивили коллег заявлением о планах небывалого по скорости покорения рынка. Как было тогда сказано, до конца года только на территории Уральского округа появятся до 25 гипермаркетов, сеть заявит о себе и в других регионах России. И впрямь заявила. Однако известно, что в Новосибирске все четыре мультибрендовых магазина пришлось спешно закрыть. На фоне сникшего спроса они не выдержали конкуренции с дешевым ширпотребом азиатского пошива.

Более уверенно ощущали себя продовольственные сети. Сошла с дистанции только одна. Невзирая на дефицит доступных кредитов, без которых ритейл долго не выдюжит, он все-таки расширил зону влияния. Так, одна из самых мощных федеральных компаний во второй половине года приросла двумя супермаркетами. Другой сильный игрок, начавший экспансию с райцентров и малых городов, закрепился в областном центре.

А некоторые из региональных сетей прошли по грани. Не рискуя отказаться от сравнительно высоких ценовых надбавок, они сужали ассортимент, экономили на персонале. Помнится, в летние дни в одном из старых супермаркетов, принадлежащем городскому ритейлеру, находились всего два продавца и кассир.

В ноябре менеджеры сетевых фирм в разговоре с корреспондентом "РГ" неизменно подчеркивали: угрозы миновали, последовательный рост продаж продовольственных товаров свидетельствует о спаде напряжения на потребительском рынке. Их уверенность отчасти подтверждает статистика объемов закупок у оптовых операторов, с августа по ноябрь - в денежном выражении - рост почти наполовину. Владельцы "одиночных" торговых предприятий тоже высказываются оптимистично. За год в городе разорилось не менее полусотни продмагов. Однако место тех, кто не выдержал гонку, занимают другие предприниматели.

И в самом деле, многие магазины, стоящие на бойких местах, валовой выручки не потеряли. Но есть косвенные свидетельства существования проблем у малого бизнеса. Именно мелкая розница стала основным должником предприятий пищевой и сельскохозяйственной отраслей юга Тюменской области. По сведениям заместителя губернатора Сергея Дегтяря, долг нерегиональных сетевых операторов сегодня не превышает 16 процентов. Приблизительно о такой же пропорции говорят данные мониторинга антимонопольной службы. Что происходит? Местная розница не сводит концы с концами?

- Либо, - делает логичный вывод тюменский экономист Надежда Сорокина, - она выстраивает финансовый баланс, манипулируя поставщиками. Вплоть до ультиматума: раз не согласны ждать - откажемся от ваших услуг и примем более выгодные предложения и по цене, и по рассрочке.

По признанию Дегтяря, производители исключительно редко предъявляют судебные претензии недобросовестным продавцам, поскольку опасаются потерять партнеров по сбыту. Между тем мелкая розница в совокупности реализует около половины объема произведенных в регионе продуктов.

Любопытно, что, когда обостряются взаимоотношения с крупными сетями, пищевики привычно прибегают к административному ресурсу - жалуются властям. Тем по силам с отдельными рыночными игроками договориться по-доброму или надавить на них. Когда игроков тысячи, с ними управиться сложно. К тому же это малый бизнес, который государство защищает и пестует.

Правительство региона предлагает предприятиям агропрома создавать и расширять сеть собственных фирменных магазинов. Либо сообща сформировать сбытовую структуру под единой торговой маркой. Впрочем, как показали наблюдения последних лет, фирменные магазины - не панацея. Ибо в них стоимость товара не ниже, чем на прилавках по соседству, подчас даже выше. То есть для покупателя фирменный - рядовой магазин.

Пока идея об универсальном бренде зависла в воздухе, региональные власти раскручивают местных товаропроизводителей, проводя совместно с розницей акцию "Покупаем тюменское!". Это своеобразный ответ на "демпинговую политику" ряда поставщиков завозных продуктов. Регион между тем лидирует в федеральном округе по производству на душу населения мяса, яиц.

- Надои таковы, что медицинский норматив потребления молока - 390 килограммов на душу населения - уже превышен, - говорит начальник сектора товарных ресурсов администрации Тюмени Валентина Шамрина.

Понятно, угроза затоваривания дает о себе знать.

Согласно итогам недавнего исследования ВЦИОМ, для большинства потребителей юга Тюменской области важнее гарантия качества продукта, нежели цена. Иначе думают опрошенные социологами специалисты рознично-оптового звена. Увеличение объема продаж на рынках, где прежде наблюдалась обратная тенденция, - свидетельство того, что многие из стремления сэкономить вновь ищут дешевые прилавки. Крупные сетевые компании ревниво отреагировали на выбор в пользу рынков: люди-де следуют стереотипам.

Корреспондент "РГ" вместе с общественными помощниками газеты в ноябре и декабре провел мониторинг цен по 24 стабильно востребованным товарам - как правило, от одних и тех же производителей, одинакового наименования и стандарта. Сравнивались три гипермаркета трех федеральных сетей (с учетом скидок по карточкам постоянного покупателя и ценовых акций), два рынка, пять магазинов пяти локальных сетей. А еще 16 тюменских магазинов-"одиночек". Вилка цен на отдельные продукты достигала 35-40 процентов. Дороговизной отличились пять внесетевых магазинов. По большинству стоимостных позиций выигрывали "гиперы". Рынки им немного уступали.

Насколько велика средняя разница в стоимости корзины - в расчете на разовую покупку всех контрольных товаров по килограмму-литру-упаковке, в зависимости от формата торговых предприятий? Максимальная - 570-600 рублей. Минимальная (между магазинами так называемой шаговой доступности и местными сетевыми) - около 230.

Но вот парадокс: преобладающую часть покупателей самого дешевого в Тюмени розничного гипермаркета составляют не те, кто перебивается с хлеба на квас, а мобильные граждане с доходом, как правило, не ниже среднего. И с личным авто - "гипер" на окраине. Ощутимая экономия достигается, когда покупка тянет на несколько тысяч рублей. Зато редко кого прельщает перспектива толкаться с увесистыми пакетами в общественном транспорте.

- Дело не только в этом. Примерно для четверти наших сограждан с инерционным типом мышления, включая малоимущих, непринципиально, сколько и где можно сэкономить на продуктах. Им важно, чтобы покупка не отнимала время и нервы, - утверждает социальный психолог, ныне маркетолог Игорь Топоров. - Рядом с моим домом в спальном микрорайоне пять продмагов. В одном из них цены выше некуда, продавцы хмурые. Он держится на плаву, хотя всего в 50 метрах куда более дешевый магазин с хорошим ассортиментом.

Впервые хозяин последнего решил завлечь "чужих" нерасторопных покупателей - вывесил соблазнительное объявление о скидках на курицу, рыбу, шампанское. Вообще "домашние" магазины, в отличие от сетевых, обычно не идут на прямую конкуренцию между собой, замечает Топоров.

- А зачем им конкурировать? Они обслуживают жителей конкретных домов, ограничены площадями и не готовы обеспечить достойный сервис при массовом притоке новых покупателей. Реклама сыграет тут скорее отрицательную роль. Благодаря малому формату и близости к покупателям эти магазины при всех их очевидных недостатках устойчивы и в кризис, - такое мнение высказал в беседе с корреспондентом "РГ" директор уральского филиала федеральной ритейловой компании Андрей Абрамов.

А начальник муниципального управления по товарному рынку и услугам Анатолий Канов подчеркивает, что увеличили объем продаж и региональные сетевые структуры. У некоторых количество торговых объектов уже настолько велико, что их совокупный оборот сопоставим с выручкой гипермаркетов. Местные сетевики не только перенимают успешный маркетинговый опыт большого ритейла. Они теперь вторгаются на территорию "домашних" магазинов. Последние, как видим, выживают, но в целом их прибыль уменьшилась. Тогда как за четыре последних года доля сетевых структур в общем объеме товарооборота выросла в Тюмени почти в два раза и составляет сегодня примерно 35 процентов.

Как у соседей
Екатеринбург по-прежнему занимает лидирующую позицию по количеству торговых площадей на тысячу жителей. В столице Урала этот показатель равен 850 квадратных метров на тысячу жителей, тогда как на тысячу москвичей приходится 775 "квадратов", в Казани - 710, в Санкт-Петербурге - 760, в Новосибирске - 540. В течение 2009 года в Екатеринбурге появилось 139 новых магазинов. Всего в городе на начало 2010 года - 2051 магазин непродовольственной и 941 магазин продовольственной торговли. Их общая площадь - почти 1285 тысяч квадратных метров.

Новости за период