Новости отрасли

13 Мая 2010КоммерсантЪ-Власть
Экономический прогноз — май 2010

Наступил май, и "Власть", как всегда, предлагает экономический прогноз на месяц. Эксперты ответят на вопросы, что случится с курсом доллара к рублю, какой окажется инфляция на российском потребительском рынке, как изменятся мировые цены на нефть, как поведут себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но сначала оценим главное экономическое событие апреля.

Главным экономическим событием апреля можно считать то, что Россия присоединилась к другим странам в деле погашения более чем значительного бюджетного дефицита за счет иностранных денег. Размещение на мировом финансовом рынке евробондов на сумму $5,5 млрд прошло успешно — по неофициальной информации, количество заявок на приобретение от иностранных инвесторов в пять раз превысило предложенное количество евробондов. Последний раз Россия размещала евробонды 12 лет назад — в кризисном 1998 году.

Официальные параметры размещения евробондов на этот раз таковы. Выпуск евробондов со сроком обращения пять лет на $2 млрд размещается 29 апреля 2010 года, погашается 29 апреля 2015 года, выпуск состоит из 20 тыс. облигаций номиналом $100 тыс. Цена размещения одной облигации составляет 99,475% от номинала, ставка купонного дохода — 3,625% годовых. Размер одного купонного дохода — $1812,5. Выпуск десятилетних евробондов объемом $3,5 млрд размещается также 29 апреля 2010 года, погашается 29 апреля 2020 года. Выпуск состоит из 35 тыс. облигаций номиналом $100 тыс. Цена размещения одной облигации составляет 99,363% ставка купонного дохода — 5%, размер купонного дохода — $2500. Купонный доход по обоим видам облигаций выплачивается дважды в год.

На западных наблюдателей российский евробондовый успех произвел огромное впечатление. Они отмечали, что деньги России удалось взять дешевле, чем ожидалось, и что по российским бумагам инвесторы удовлетворились меньшей доходностью, чем, скажем по австралийским и новозеландским. Заявляли, что Россия стала едва ли не любимицей иностранных инвесторов и теперь может размещать сколько угодно новых еврооблигаций на каких угодно условиях. И предсказывали, что российская еврооблигационная операция может побудить и другие развивающиеся страны последовать такому примеру.

Более того, как заметили многие, любовь инвесторов к России сочетается с их нелюбовью к развитым странам вроде Греции или Португалии. В апреле инвесторы потребовали с Греции доходности по номинированным в евро казначейским облигациям в 3,65% годовых, то есть примерно столько же, сколько с России, только Россия брала деньги на пять лет, а Греция — всего на 13 недель. Наблюдатели отмечают, что, конечно, структура мирового рынка еврооблигаций несколько отличается от рынка казначейских облигаций, но если Греция все-таки реализует имеющиеся планы выпуска номинированных в долларах еврооблигаций по примеру России, то инвесторы потребуют с греков намного больше, чем с русских.

Разумеется, значительную роль сыграло то обстоятельство, что Греция в апреле продолжала находиться в преддефолтном состоянии. Все кончилось тем, что она была вынуждена попросить предоставить ей трехлетний кредит в размере €110 млрд (из которых страны еврозоны должны предоставить €80 млрд, а МВФ — €30 млрд) в обмен на обязательство сократить расходы и повысить налоги. Немецкое правительство согласилось предоставить €22,4 млрд из €80 млрд, а немецкие банки выразили готовность в этом поучаствовать (правда, признались, что пока не знают, каким образом). Однако канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила немецким парламентариям, что Германия будет участвовать в греческом проекте только в том случае, если финансовые интересы страны не пострадают.

Однако западные инвесторы явно исходили не только из того простого соображения, что если Греции давать деньги бессмысленно, то их непременно нужно отдать кому-нибудь, хотя бы России. Россия в глазах покупателей ее долговых бумаг всегда выглядит довольно неплохо, когда мировые цены на нефть высоки. А эти цены в апреле продолжали оставаться на очень приличном уровне, значительно превышая $80 за баррель и двигаясь к отметке $90 за баррель. Разумеется, инвесторы понимают, что мировые цены на нефть могут упасть (собственно, российские власти при размещении евробондов явно указывали на эту возможность как на главный риск для платежеспособности России). И они не забыли историю с российским дефолтом 1998 года, который был вызван тем обстоятельством, что мировые цены на нефть, и до того не очень высокие, катастрофически упали. Однако, по-видимому, инвесторы полагают, что до $10 за баррель, как тогда, цены все-таки не упадут, а если мировой финансовый кризис будет постепенно преодолеваться, то эти цены еще и вырастут по сравнению с нынешним уровнем. Кроме того, в условиях нынешней геополитической напряженности может случиться так, что при риске нарушения нефтепоставок по каким-либо чрезвычайным причинам цены на нефть взлетят еще выше.

Российское евробондовое предложение в любом случае выглядело более выгодно, чем условия, которые предлагают по своим бумагам США и другие ведущие западные державы. Они занимают очень много денег на финансирование собственных грандиозных бюджетных дефицитов, вызванных операциями по спасению финансовых систем и промышленных предприятий. Эти деньги мировой финансовый рынок им с готовностью дает, но из-за изобилия желающих это сделать доходность по их кредитованию очень низка (тем более что кредит в США продолжает оставаться в сущности бесплатным).

Российским властям апрельский успех предоставляет известную свободу бюджетного маневра. Разумеется, они только и делают, что рассуждают о том, что не собираются попадать в зависимость от западных денег и будут постепенно увеличивать долю внутреннего кредитования бюджетного дефицита, который вообще нужно срочно снижать. Однако всегда приятно сознавать, что в случае чего без денег не останешься.

Что будет с курсом рубля?
В своем прогнозе на апрель мы отметили: чтобы укрепление рубля не выглядело чрезмерным, курс доллара не опустится ниже 28,5 рубля. Так и случилось: 30 апреля официальный курс доллара составлял 29,29 рубля.

В апреле власти много говорили о перспективах российской промышленности в 2010 году. В частности, МЭРТ снизил прогноз ее роста с 2,8% до 2,5%, отметив при этом, что промышленности вредит низкая конкурентоспособность, вызванная, в частности, укреплением рубля. В таких условиях ЦБ не очень удобно увлекаться повышением курса национальной валюты — он явно не хочет упреков в том, что в тяжелых кризисных условиях своей валютной политикой вредит российским производителям, мешая им выполнять задачу по возобновлению экономического роста.

С другой стороны, ЦБ привык считать, что укрепляя рубль, он служит делу замедления инфляции: если доллар будет расти, то российские потребительские цены тоже не преминут вырасти. Правда, инфляция пока вроде бы себя ведет неплохо, и ЦБ может решить, что в области инфляционной политики его заслуги очевидны, так что лучше пока сосредоточиться на борьбе за конкурентоспособность.

В пользу крепкого рубля могут говорить и мировые нефтяные цены. С чего бы это рублю не расти, если мировые цены показывают хорошие результаты. Должен же приток нефтедолларов как-то отражаться на курсовой политике.

Однако не менее объективным фактором является и поведение американской валюты на мировом рынке. Обычно ЦБ старается сделать так, чтобы поведение доллара в России примерно повторяло его поведение в мире. Добиться этого тем более легко, что уже по традиции нефтяные цены и курс доллара на мировом рынке движутся в противоположных направлениях. В начале мая курс доллара по отношению к евро рос, и это сопровождалось падением мировых цен на нефть.

Наш прогноз: учитывая поведение нефтяных цен и курса доллара на мировом рынке, в мае доллар в России будет не дешевле 29 рублей.

Что будет с российскими ценами?
Мы прогнозировали, что, страхуясь от инфляции, российские торговцы повысят в апреле цены на 0,6%. В итоге повышение оказалось не таким значительным: с 1 по 26 апреля инфляция, по официальным данным, составила 0,3%, а с начала года цены выросли на 3,5%.

В общем, страховаться от роста цен с помощью их повышения российская торговля продолжает, однако в меньших масштабах, чем в прошлом году (в апреле прошлого года к 26 апреля цены повысились на 0,7%, а с начала года — на 6,1%). Это побудило российские власти задуматься о более амбициозных антиинфляционных задачах. МЭР в апреле выступило с инициативой пересмотреть годовой прогноз инфляции с 6,5-7,5% до 6-7%. Иными словами, предполагается, что в дальнейшем цены будут расти значительно медленнее, чем в первые четыре месяца нынешнего года, и можно будет повторить прошлогодний феномен, когда несколько месяцев подряд потребительские цены удавалось удерживать на одном и том же уровне.

Разумеется, не все с инфляцией обстоит так уж замечательно. В частности, МЭР отмечает, что в первом квартале 2010 года цены на продовольственные товары выросли на 3,8%, то есть произошло значительное ускорение по сравнению с ростом цен на 0,3% в четвертом квартале 2009 года. Однако, как полагает министерство, "усиление темпов роста цен в начале текущего года связано с возросшим спросом из-за повышения доходов малообеспеченных групп населения".

Иными словами, сохранению или даже ускорению нынешних темпов инфляции всегда можно найти следующее объяснение: люди живут все лучше, особенно малообеспеченные, и они предъявляют повышенный спрос. И это несмотря на кризис. Правда, торговцы могли бы на повышенный спрос ответить увеличенным предложением товаров. Но они предпочитают увеличивать цены.

Наш прогноз: в ответ на повышенный спрос в мае торговцы повысят цены на 0,4%

Новости за период