Новости отрасли

8 Апреля 2010КоммерсанЪ-Власть
Экономический прогноз на апрель 2010 года

Наступил апрель, и "Власть", как всегда, предлагает экономический прогноз на месяц. Эксперты ответят на следующие вопросы: что случится с курсом доллара к рублю, какой окажется инфляция на российском потребительском рынке, как изменятся мировые цены на нефть, как поведут себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но сначала оценим главное экономическое событие марта.

Главным экономическим событием марта можно считать устойчивость высоких мировых цен на нефть, которые к концу месяца к тому же обнаружили способность заметно расти. Весь месяц за баррель американской нефти WTI давали больше $80, а 17 марта цена превысила $83. Потом вроде бы нефтяные цены вернулись к $80 за баррель, но 29 марта снова поднялись более чем на $2 и почти достигли уровня $83. В итоге за первый квартал этого года нефть подорожала на 4% — это пятый подряд квартальный прирост нефтяных цен. Уже никто не вспоминает, что в декабре позапрошлого года за баррель давали чуть более $30.

Оправдывая игру на повышение нефтяных фьючерсов в конце марта, спекулянты ссылались на неплохое состояние американского фондового рынка, мол, если котировки американских акций растут, их владельцы богатеют, экономический рост в Америке из-за увеличения потребительских расходов ускоряется, а при ускоренном росте в США должен увеличиваться спрос на импортную нефть. Кроме того, спекулянты подчеркивали, что ожидается увеличение спроса на нефть в Китае и Индии. В общем, рассуждения в пользу скупки нефтяных фьючерсов оказались вполне традиционными, как будто и не было никакого мирового финансового кризиса. Как обычно, в дело вступала теория, в соответствии с которой курс доллара и цена на нефть должны двигаться в противоположных направлениях. Стоило евро, терпящему бедствие из-за долговых проблем Греции, к концу марта слегка окрепнуть после решения Евросоюза все-таки оказать Греции финансовую помощь, если там дела пойдут совсем плохо, как нефть подорожала. Впрочем, когда через пару дней курс доллара вновь вырос, нефтедолларовая теория была временно забыта — и нефть не подешевела.

Казалось бы, индустриальные страны должны уже начинать жаловаться на то, что относительно дорогая нефть мешает восстановлению их экономики, может усугубить долговые проблемы предприятий и правительств и стимулировать углубление финансового кризиса, который еще явно рано считать преодоленным. Однако теперь уже никто точно не знает, какую цену нефти можно считать умеренной, а какую — чрезмерной. Ведь летом 2008 года, когда дело уже двигалось к краху мировой финансовой системы, цена дошла почти до $150 за баррель. По сравнению с этим уровнем нынешние цены никак нельзя считать чрезмерными. А по сравнению с $30 за баррель в конце кризисного 2008 года нынешние цены исключительно высоки. Поэтому на проходившем 30-31 марта в мексиканском Канкуне Международном энергетическом форуме, объединившем нефтепроизводителей и нефтепотребителей, мнения потребителей разошлись. Представители Голландии, скажем, отметили, что цена $70-80 за баррель чуть ли не идеальна и позволяет найти справедливый баланс между интересами нефтедобытчиков, которым нужны деньги для инвестиций в расширение производства, и потребителей. А представители Италии, напротив, указали, что цена $80 за баррель выглядит высоковатой и наилучшим вариантом были бы $60-70 за баррель. Представители ОПЕК рассуждали в том духе, что мировая цена на нефть имеет все основания еще вырасти и при достижении $85 за баррель у импортеров могут возникнуть проблемы с возобновлением экономического роста. Однако картель дал понять, что при дальнейшем росте нефтяных цен вовсе не обязательно прибегнет к расширению производственных квот для их сдерживания. Впрочем, еще до нынешнего мирового финансового кризиса, когда нефтяные цены ежегодно били рекорды и достигали уровня, раньше считавшегося немыслимым, ОПЕК постоянно говорила, что с этим никакие квоты справиться не могут, мол, дело не в соотношении спроса и предложения, а в спекулятивной горячке — во многом иррациональной.

Устойчиво высокие и имеющие тенденцию к дальнейшему росту нефтяные цены в марте позволяли российским властям укреплять рубль. А укрепление рубля давало возможность показывать, что для сдерживания инфляции делается все возможное. Существуют, конечно, разные теории влияния нефтяных цен на инфляцию в нефтедобывающих странах. Можно представить дело так, что сам по себе приток нефтедолларов увеличивает количество денег на потребительском рынке, следовательно, из-за роста денежной массы цены на товары и услуги будут расти. Можно, как это традиционно делает МВФ, увязывать инфляцию с политикой ЦБ по отношению к нефтедолларам. Для недопущения чрезмерного укрепления рубля российский ЦБ скупает доллары, печатает для этого рубли, и инфляция стимулируется их чрезмерным количеством. Поэтому эксперты МВФ всегда рекомендовали ЦБ позволить рублю укрепляться — лишь бы денег не печатал. На деле в России обычно все проще. Если рубль укрепляется, то у производителей хотя бы нет валютных оправданий для повышения цен — к этим оправданиям они обычно прибегают при ослаблении рубля. Тогда из-за подорожания иностранной валюты вроде бы естественно продавать импортные товары подороже. А вслед за импортными товарами загадочным образом начинают дорожать и товары российского производства.

В условиях высоких нефтяных цен в марте неплохо чувствовал себя российский фондовый рынок. Потому что иностранные инвесторы всегда ценят в России прежде всего то, что она крупнейший нефтедобытчик в мире. И получилось так, что именно в марте власти решили сделать российский фондовый рынок еще более привлекательным для инвесторов и обнародовали планы допуска на этот рынок акций иностранных предприятий.


Что будет с...

1. Что будет с курсом рубля?
Мы предполагали, что, учитывая силу доллара на мировом валютном рынке, в России он не будет стоить дешевле 30 руб. Доллар на мировом рынке действительно был силен, однако мы недооценили влияние на рубль высоких мировых цен на нефть. В итоге в последний день марта на российских валютных торгах курс доллара составил 29,47 руб.

Разумеется, повышая курс рубля, ЦБ всегда рискует получить упреки в том, что это наносит ущерб конкурентоспособности российских предприятий. Мол, слишком поощряется импорт и слишком тормозится экспорт. На это ЦБ всегда может ответить, что курс национальной валюты он повышает не по собственной прихоти, а в соответствии с объективной реальностью, которой в данном случае является стабильно высокий уровень мировых нефтяных цен. И важнейшей нефтяной статье российского экспорта такая курсовая политика не особенно вредит, так как потери на разнице курсов для нефтеэкспортеров вполне компенсируются ростом нефтяных цен.

Для ЦБ повышение курса рубля всегда приятно хотя бы потому, что во всех странах крепкая национальная валюта — свидетельство хорошего состояния экономики, что бы там ни говорили власти о выигрышах и проигрышах экспортеров и как бы ни подозревали другие страны чуть ли не в умышленном ослаблении собственных валют. В конце концов, никто не скажет, что происходившее в последнее время ослабление евро свидетельствует о хорошем состоянии дел в еврозоне. И коль скоро рубль укрепляется к доллару, а евро падает, значит, игроки на валютном рынке считают положение в российской экономике более стабильным, нежели в европейской. Во всяком случае, греческие проблемы бьют по Европе, а не по России.

Кроме всего прочего власти могут считать, что рубль укрепляется не только потому, что спекулянты играют на повышение нефтяных цен, но и потому, что иностранцы вкладывают деньги на российском рынке, то есть что доллары в России не только нефтяные, но и инвестиционные. Впрочем, ясно, что бума иностранных инвестиций в России сейчас нет, так что особенно укреплять рубль под этим предлогом не стоит.

Наш прогноз: чтобы укрепление рубля не выглядело чрезмерным, в апреле доллар не будет дешевле 28,5 руб.

2. Что будет с российскими ценами?
Мы прогнозировали, что инфляция в марте составит 0,5%, так как российские власти пока не поддерживают выдвинутую МВФ теорию, согласно которой в условиях кризиса самое время прибегнуть к инфляционному стимулированию экономики, а российские граждане не склонны к расширению потребительских расходов единственно по причине высокой инфляции. Прогноз можно считать полностью сбывшимся: по официальным данным, цены в марте выросли на 0,7%.

Власти могут с удовлетворением отметить, что в марте прошлого года инфляция была почти в два раза выше — 1,3%. С начала 2009 года потребительские цены выросли на 5,3%, а сейчас — только на 3,2%.

Как обычно, рост цен на некоторые товары значительно превысил среднюю инфляцию. Например, куриные яйца подорожали за месяц на 10,7%, капуста — на 6,9%, сыр — на 3,6%, картофель — на 2%. Зато белый хлеб и говядина стали дороже всего на 0,1%. Куры подешевели на 1,2%, сахарный песок — на 3%.

Жилищно-коммунальные услуги сделали, по официальным данным, довольно скромный вклад в инфляцию. Плата за муниципальное жилье, а также за водоснабжение выросла за март на 0,4%, плата за электроэнергию не изменилась, а отопление стало дешевле на 0,1%.

Ясно, что теперь цены на потребительском рынке будут расти как бы по инерции: не слишком быстро — не больше 1% в месяц, но все-таки заметно. При отсутствии значительного снижения курса рубля для быстрого роста нет причин. Но полностью прекратить повышение цен торговцы, как обычно, не могут даже в интересах стимулирования покупательского спроса. Ведь инфляция в России по-прежнему есть, и по международным меркам она крайне высока. Значит, тот, кто не повышает цены, теряет из-за инфляции деньги. И страховкой от инфляции является только повышение цен.

Наш прогноз: в интересах страховки от инфляции в апреле торговцы повысят цены на 0,6%.

3. Что будет с мировыми ценами на нефть?
Мы прогнозировали, что в марте, ведя игру на повышение, спекулянты слишком заигрываться не будут, но в любом случае нефтяные цены не упадут ниже $72 за баррель. Так и случилось. Спекулянты в марте постоянно показывали, что не верят в бесконечный рост нефтяных цен. И когда цены достигали приемлемых для них уровней, начинали распродажу нефтяных фьючерсов. Но это не было сменой игры на повышение игрой на понижение: после временного падения нефтяных котировок спекулянты снова начинали покупать фьючерсы. Итогом мартовской игры были цены, превышающие $82 за баррель.

Внешне на мировом нефтяном рынке все выглядит так, будто финансовый кризис уже закончился и теперь нужно искать деньгам прибыльное вложение. Такое ощущение у спекулянтов возникает в том числе из-за того, что и дела на американском фондовом рынке обстоят неплохо. Значит, можно покупать любые ценные бумаги. Кто-то покупает акции, а кто-то — нефтяные фьючерсы. Главное не прибыльность предприятий, выпускающих акции, и не соотношение спроса и предложения на мировом нефтяном рынке. Главное — чтобы любые бумаги имели перспективы подорожания. А они их имеют, коль скоро находится все больше и больше желающих сыграть на этом подорожании и купить бумаги.

Наш прогноз: в марте игра на повышение на нефтяном рынке продолжится и нефть не будет стоить дешевле $78 за баррель.

4. Что будет с курсом доллара к евро?
В своем прогнозе на март мы заметили, что вообще-то играть против евро международным валютным спекулянтам уже изрядно надоело. Тем не менее единая европейская валюта у них никакого доверия не вызывает, и в конце месяца евро будет стоить дешевле $1,38. Прогноз сбылся: 31 марта за евро давали $1,3533.

В итоге для доллара первый квартал нынешнего года оказался лучшим за 12 месяцев. Если до этого сила доллара в основном была обусловлена тем, что в условиях мирового финансового кризиса только американская валюта — это настоящие деньги, которыми надо запасаться, когда никакие финансовые инструменты цены не имеют, то сейчас в дело вступила более традиционная теория, связанная с разницей процентных ставок в разных странах. Естественно, теория в ее, так сказать, посткризисной модификации. Валютные спекулянты полагают, что нынешнему периоду фактически бесплатного кредита в США приходит конец, так как американская экономика неплохо восстанавливается после спада. И американская ФРС повысит процентные ставки раньше, чем европейский и японский центробанки. А если процентная ставка в какой-то стране повышается, то валюта этой страны дорожает. Следовательно, надо покупать доллары уже сейчас. Все этим и занялись.

Разумеется, значительную роль в увлечении долларом сыграло и очень плохое отношение валютных спекулянтов к евро. Конечно, когда в марте страны ЕС решили помочь Греции своими деньгами и деньгами МВФ, курс единой европейской валюты немножко подрос. Не могли же валютные спекулянты полностью оставить такое решение без внимания. Но они быстро показали, что на самом деле считают такое решение половинчатым: деньги Греции дадут не прямо сейчас, а лишь в случае полной катастрофы.

Наш прогноз: в апреле спекулянтам надоедят и увлечение долларом, и отвращение к евро, так что единая европейская валюта не упадет ниже $1,33.

Новости за период