Новости отрасли

9 Октября 2009КоммерсантЪ-Власть №39
Экономический прогноз: октябрь 2009 г.

Наступил октябрь, и "Власть", как всегда, предлагает свой экономический прогноз на месяц. Эксперты ответят на вопросы, что случится с курсом доллара к рублю, какой окажется инфляция на российском потребительском рынке, как изменятся мировые цены на нефть, как поведут себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но сначала оценим главное экономическое событие сентября.

Важнейшим экономическим событием сентября можно считать то, что российские власти проявили готовность приступить к реализации так называемой стратегии выхода. Речь идет о постепенном возврате к нормальному состоянию бюджетно-кредитной политики, когда она не будет полностью направлена на искусственное стимулирование экономики в условиях общемирового бюджетно-финансового кризиса. На сентябрьском саммите G20 в американском Питсбурге только и говорили о том, что к стратегии выхода рано или поздно придется перейти всем странам. Спешить категорически не стоит: риск возобновления спада производства (и даже второго кризиса) в случае преждевременного сворачивания мер по стимулированию экономики значительно выше риска полной дестабилизации госфинансов в случае задержки с возвратом к нормальному функционированию бюджетно-кредитной системы. И желательно, чтобы при реализации стратегии выхода страны максимально координировали свои действия.

Обращает на себя внимание, что власти всех стран, в том числе и России, очень высоко оценили собственные финансовые усилия по недопущению полного краха мировой экономики, уже год спустя после начала кризиса отчитались о прекращении падения производства и переходе к экономическому росту (пусть очень неустойчивому и скромному) и приступили к рассуждению о том, когда следует возвратиться к работе кредитной и бюджетной сфер в нормальном режиме. Во время кризиса, начавшегося в 1929 году, настроения были совершенно другими. Как писал Уинстон Черчилль, "в октябре 1929 года внезапный и мощный вихрь смел Уолл-стрит": "Вмешательство самых мощных правительственных агентств не смогло остановить волну панических распродаж акций. Группа крупнейших банков организовала фонд в $1 млрд для того, чтобы поддержать и стабилизировать рынок,— все напрасно..." Впрочем, если в США ни государственные, ни частные программы спасения экономики не помогли делу, указывает Черчилль, то в Британии сработала программа самоотречения: "Должна была практиковаться строжайшая экономия. Каждый должен был согласиться с сокращением зарплаты или вообще дохода. Массам людей предлагалось проголосовать за режим самоотречения. Массы ответили, как всегда отвечали, когда взывали к их героизму. Доверие и кредит были восстановлены".

Во время нынешнего кризиса Россия, по мнению российских властей, оказалась в более благоприятном положении, чем другие страны. На инвестиционном форуме, организованном "ВТБ Капитал" в конце сентября, первый заместитель председателя ЦБ Алексей Улюкаев указал российским и иностранным инвесторам, что в других странах стратегия выхода неизбежно предполагает значительное сокращение бюджетных дефицитов (которые там невероятно велики) в сочетании с повышением процентной ставки (которая невероятно низка). В России же стратегия выхода означает сокращение бюджетного дефицита (который также очень значителен) в сочетании, наоборот, со снижением процентной ставки (которая до сих пор весьма высока).

И тут же в качестве иллюстрации Алексей Улюкаев объявил, что ЦБ снижает процентную ставку на 0,5 процентного пункта, до 10% годовых,— такой низкой она была только в 2007 году. Оратор особо отметил, что нынешний, 2009 год, формально еще кризисный, уже начинает напоминать предкризисный 2007 год. Во всяком случае, мировые цены на нефть примерно такие же и инфляция почти на том же уровне, даже пониже. Что касается инфляции, ее нынешнее замедление дает полную возможность продолжать снижать процентную ставку, ведь в соответствии с международной практикой только опасность ускоренного повышения потребительских цен мешает ЦБ стимулировать экономический рост с помощью удешевления кредита. А дальнейшее снижение процентной ставки ЦБ непременно вызовет общее удешевление кредита, способствующее оживлению производства. Что касается стратегии выхода с точки зрения бюджетной политики, выступавший до Улюкаева вице-премьер министр финансов Алексей Кудрин указал, что в бюджете будущего года произойдет сокращение дефицита с нынешних 8 до 6,8% ВВП.

В общем, российские власти просто-таки уже приступили к реализации стратегии выхода: и ставки снижают, и дефицит сокращают. Получается, что для России стратегия выхода оказалась проще, чем для других стран. И парадоксальным образом с точки зрения кредитной политики не очень отличается от стратегии стимулирования экономики. Собственно, российские власти, как и власти других стран, продолжают повторять, что спешить вовсе не следует, важно не спугнуть начавшееся оживление производства. Но что поделаешь, если объективные обстоятельства таковы, что позволяют сочетать сокращение бюджетного дефицита с удешевлением кредита? Значит, если не получилось превратить Россию в единственный островок стабильности в бушующем море мирового финансового кризиса, получится превратить Россию в островок возврата к нормальной кредитно-бюджетной государственной политике в бушующем море чрезвычайных мер по спасению мировой экономики.

Более того, как подчеркивают российские власти, сокращение бюджетного дефицита вовсе не означает, что экономика останется без поддержки: в проекте нового бюджета выделяются значительные суммы и на стимулирование строительства дорог, и на поддержку жилищного строительства и ипотеки, и на развитие высоких технологий вроде навигационной системы ГЛОНАСС или повсеместного развития цифрового телевидения. Сокращение бюджетного дефицита будет сочетаться с такой помощью российской пенсионной системе, что в России не останется пенсионеров, живущих за чертой бедности. И это очень расширит внутренний потребительский спрос, стимулировав производство российских предприятий. Иными словами, и возврат к более жесткой бюджетной политике, и всемерная помощь всем нуждающимся. Кто же тогда скажет, что такая стратегия выхода преждевременна?

1. Что будет с курсом рубля?

Мы предполагали, что к концу сентября доллар будет стоить меньше 32,5 руб. Формально, естественно, наше предположение следует считать сбывшимся: доллар точно стоил меньше 32,5 руб. Однако мы несколько недооценили укрепление рубля в сентябре: в последний день месяца доллар стоил всего 30,9 руб.

Настроения на валютном рынке были явно в пользу российской валюты. На инвестиционном форуме, организованном в Москве "ВТБ Капитал" в конце сентября, первый заместитель главы ЦБ Алексей Улюкаев отметил, что настроения инвесторов и спекулянтов вообще подвержены изменениям: в июле все считали, что произойдет девальвация рубля, теперь все ожидают его укрепления. Улюкаев сообщил собравшимся, что непосредственно перед началом форума ЦБ вышел на валютный рынок и приобрел $1 млрд, и поблагодарил иностранных инвесторов за то, что они привезли эти деньги в Россию.

Ясно, что ЦБ сейчас дает понять, что готов по мере сил сдерживать укрепление рубля,— не случайно он провел на рынке интервенцию, предъявив спрос на доллары. Впрочем, по словам Улюкаева, такие интервенции сейчас редки, так как валютный рынок относительно сбалансирован. В любом случае ЦБ продолжает подчеркивать, что все его действия направлены не на искусственное повышение или понижение курса доллара на российском валютном рынке, а на предотвращение слишком значительных колебаний курса под влиянием изменчивых настроений игроков.

В соответствии со взглядами ЦБ, в настоящих условиях девальвация рубля принесет больше вреда, чем пользы: она дезорганизует валютную политику отдельных компаний, помешает закупкам иностранного оборудования и технологий, а также отрицательно скажется на ценах потребительских товаров.

Однако и чрезмерное укрепление рубля, как неоднократно подчеркивали российские власти, нежелательно, так как снижает конкурентоспособность российских предприятий, которым и без того сейчас непросто.

Наш прогноз: учитывая антидолларовые настроения на российском рынке, можно ожидать, что рубль в октябре будет крепок, но доллар все равно к концу месяца будет стоить дороже 30 руб.

2.Что будет с российскими ценами?

Мы прогнозировали, что в сентябре под влиянием августа инфляция будет невысокой, но цены все-таки немного вырастут — на 0,4%. Однако по официальным данным, цены вообще не выросли.

Надо заметить, что удивительно точную цифру — 0,0% роста потребительских цен официальные подсчеты дают уже второй месяц подряд. В августе вроде бы сначала подсчитали 0,1%, но потом пересчитали — 0,0%. В сентябре такой результат был получен сразу. При этом нулевая официальная инфляция вовсе не означает, что цены на отдельные товары не растут. Они растут, причем довольно заметно. В частности, в сентябре сахарный песок подорожал более чем на 8%. Однако подорожание одних товаров компенсируется подешевением других, например картофель подешевел более чем на 20%. Впрочем, есть и товары, которые за сентябрь и не подорожали, и не подешевели, в частности хлеб.

Кто-то может сказать, что десятые доли процента при подсчете месячной инфляции значения не имеют. Какая разница, если ясно, что инфляция в августе и сентябре была действительно крайне мала? Но на российские власти магически точная цифра 0,0% произвела очень сильное впечатление. Значит, российскую инфляцию, которая на конец сентября, по официальным данным, составила 8,1%, все-таки можно остановить хотя бы на пару месяцев. Это несомненный успех антиинфляционной политики. Теперь считается, что по итогам года можно получить менее 11%, а в следующем году и вовсе снизить до 10%.

Наш прогноз: в октябре нулевой инфляции третий месяц подряд все-таки не будет и цены вырастут на 0,5%.

3. Что будет с мировыми ценами на нефть?

Мы предсказывали, что в связи с оптимизмом спекулянтов нефть в конце сентября будет дороже $70 за баррель. Предсказание сбылось в точности: 30 сентября за баррель WTI давали $70,61.

Спекулянты явно решили, что нужно закончить месяц непременно выше отметки $70 за баррель, и, чтобы достичь этой цели, нефти пришлось за один день подорожать сразу на $3,90 за баррель. Поводом для оптимизма в это день стало обнародование официальных данных о состоянии американской экономики во втором квартале. ВВП США за квартал упал всего на 0,7% — несомненный прогресс по сравнению с падением на 6,4% в первом квартале. Все игроки на нефтяном рынке немедленно решили, что экономика США оживает, в третьем квартале будет рост ВВП, следовательно, спрос на нефть в стране, являющейся ее крупнейшим в мире экспортером, также увеличится.

События на мировом нефтяном рынке 1 октября показали, что нефть должна быть дороже $70 за баррель в конце сентября, но не обязательно в начале октября,— игроки принялись распродавать нефтяные фьючерсы, чтобы зафиксировать прибыль от предыдущего роста, и они подешевели на $0,71 за баррель, до $69,90.

Надо заметить, что власти стран G20 в сентябре только и делали, что рассуждали о спекулятивном характере современного нефтяного рынка, имеющего мало отношения к действительному производству и потреблению, и выказывали намерение как-нибудь обуздать спекулянтов. Надо заметить и то, что в условиях непреодоленного финансового кризиса крупным инвесторам вроде пенсионных фондов надо куда-то вкладывать деньги, и они будут играть с нефтяными фьючерсами. Впрочем, кризисная обстановка заставляет их быть осторожными.

Наш прогноз: в октябре нефтяные фьючерсы будут по-прежнему привлекательным финансовым инструментом, но нефть в конце месяца не будет дороже $75 за баррель.

4. Что будет с курсом доллара к евро?

Наш прогноз на сентябрь состоял в том, что спекулянты будут по-прежнему верить в евро и его курс будет выше $1,42. Так и случилось: 30 сентября евро стоил $1,46.

В сентябре снова подтвердилась теория игроков на валютном рынке, согласно которой выход из финансово-экономического кризиса ведущих стран мира и особенно США должен вредить американской валюте. Мол, когда в мире все плохо и будет только хуже, необходимо покупать доллары как единственную стабильную в рушащемся мире ценность. А когда лидеры G20 рассуждают о постепенном преодолении кризиса, возобновлении экономического роста и даже задумываются о стратегии выхода, то есть возврата к нормальной бюджетной и кредитной политике, доллары покупать не следует.

В последний день сентября появилось известие о том, что падение американской экономики во втором квартале нынешнего года было меньше ожидавшегося, а значит, разговоры о постепенном возврате к экономическому росту в США и остальном мире подкреплены реальной статистикой. И доллар, в соответствии с теорией, подешевел.

Игроки и спекулянты на мировом валютном рынке явно не предполагают отказываться от теории зависимости курса доллара от восстановительных настроений в мировой экономике. Они прекрасно знают, что эта теория дает поистине безграничные возможности для игры и на повышение, и на понижение. Ведь восстановление экономического роста в США весьма хрупко: стоит американским властям распространить данные, скажем, об уровне безработицы в стране, так тут же можно будет сделать вывод о том, что безработица безобразно высока, экономический рост в таких условиях не может быть заметным, рассуждения о преодолении кризиса преждевременны,— и немедленно начать скупать доллары.

Наш прогноз: в октябре валютные спекулянты будут поосторожнее и евро окажется дешевле $1,50.

Новости за период