Новости отрасли

3 Июля 200710:07 | Новые Известия
Экспорт зерна может разогнать цены на хлеб и мясо

Вчера правительство приняло решение о присоединении России к конвенции о торговле зерном. Этот шаг вполне оправдан, ведь страна уже давно на деле продает зерновые, хотя формально и числится импортером. Однако, предупреждают эксперты, высокие мировые цены – палка о двух концах: наращивание экспорта может серьезно разогнать цены и на хлеб, и на мясо.
Первое международное соглашение о торговле пшеницей было заключено еще в 1934 году, а уже в 1942-м был создан и Международный совет по пшенице, сейчас он называется советом по зерну. Россия входила в него до 1991 года, но после кризиса перестала платить взносы. В 1995 году на базе соглашения о торговле пшеницей была подписана и конвенция о торговле зерном, но РФ, будучи в то время еще импортером зерна, не вошла в состав участников, хотя была наблюдателем, а в 2002 году совет даже возглавлял россиянин – председатель совета директоров "Росхлебопродукта" Леонид Чешинский.
Теперь же, уверены в Минсельхозе, пришло время присоединиться к мировым экспортерам. "Россия до сих пор числилась в конвенции импортером зерна, хотя уже 10 лет его продает, – сообщила "НИ" начальник управления по контролю за качеством и безопасностью зерна Татьяна Корзун. – Потребность в координации действий с западными партнерами сегодня очень велика, в прошлом году мы остановили на границе 80 тыс. тонн опасной продукции, в том числе рис для детского питания. Только если будут разрабатываться единые стандарты качества в международной торговле зерном и мы будем развивать кооперацию, эта проблема начнет решаться".
По мнению экспертов, полноценная интеграция в этот международный рынок давно у нас назрела. "Раньше Россия если и могла экспортировать зерно, то не имела достаточных мощностей, чтобы делать это своими силами, – сообщил "НИ" президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. – Но сегодня мы экспортируем уже 13 млн. тонн зерна, а мощности наших портов позволяют экспортировать более 14 млн. тонн, причем уже к концу года они будут еще увеличены почти до 20 млн. тонн. Таким образом, сегодня у нас есть и достаточные объемы зерна, и более чем достаточные транспортные ресурсы для его экспорта".
Эксперт отмечает, что сегодня России очень везет с мировой конъюнктурой: "Мы все время кидаемся из стороны в сторону – то неурожай, то слишком большой урожай, из-за которого падают цены и приходится снижать посевы. Теперь наконец-то конъюнктура стабильно благоприятная, и мы впервые с 70-х годов можем увеличить посевные площади". По мнению г-на Злочевского, главной проблемой остается производительность труда. "По разным оценкам, наши посевные площади сегодня составляют от 10 до 13% от мировых. При этом мы производим только 2% от мировых объемов зерна. Вот и считайте, на сколько мы отстаем в технологиях от развитых стран – в разы", – отмечает эксперт.
Впрочем, не все специалисты разделяют оптимизм в отношении новых возможностей экспорта. "У нас действительно очень благоприятная конъюнктура на внешнем рынке, но это может сыграть злую шутку, – рассказал "НИ" ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка по зерну и зернопродуктам Игорь Павенский. – При таких высоких ценах на зерно его экспорт может расти за счет российского животноводства. Это, в свою очередь, сразу скажется на ценах на мясо. Кроме того, из-за роста мировых цен зерно дорожает и на внутреннем рынке. Если продовольственная пшеница год назад стоила около 3,2 тыс. руб. за тонну, то теперь уже 5,5 тыс. Еще быстрее растут цены на ячмень. Разумеется, хлеб не будет дорожать такими темпами, но все же и на него цены будут расти существенно. В этих условиях мы никак не сможем нарастить в обозримом будущем экспорт до 20 млн. тонн. Для этого пришлось бы попросту отказаться от животноводства".
Г-н Павенский уверен, что есть другой путь – существенно увеличивать посевные площади, урожайность. У нас она, например, по пшенице – 1,9 тонны с га, в то время как в Европе – около 7–8 тонн. Но этот путь, по признанию эксперта, требует некоторого времени, а также масштабных государственных и частных инвестиций, а у нас они пока не столь велики.
Повышение цен пугает не только конечных потребителей, но и хлебопеков. "До сих пор отрасль пыталась всеми силами сдерживать цены на хлеб, они ведь действительно растут гораздо медленнее, чем стоимость зерна", – пояснил "НИ" главный специалист государственного Института хлебной промышленности Николай Чубенко. – Хлебопеки увеличивают доходы только за счет объемов продаж, и местные власти стараются помогать сдерживать цены". Но если цены на пшеницу станут расти еще больше, единственным способом не допустить подорожания хлеба останется сокращение издержек за счет снижения качества продукта номер один, предупреждает эксперт.

Новости за период