Новости отрасли

27 Апреля 2009SmartMoney
Торговый занавес / возможны ли барьеры на пути растущего протекционизма

Мировая торговля падает рекордными темпами. У ведущих мировых экономик — США, Великобритании, Франции, Италии — снижение торговых потоков только с октября по декабрь 2008 г. составило 20-25%, у Китая и Бразилии — больше 30%. Дело не просто в спаде производства — практически во всех странах объем торговли падает еще быстрее, чем ВВП.

Мир уже переживал ситуацию, когда парад защитных мер привел в конечном итоге к экономической катастрофе.

В-третьих, те, кто выигрывает от протекционизма, как правило, политически организованы гораздо лучше, чем те, кто проигрывает. Просто потому, что первых мало и получаемый ими выигрыш от снижения конкуренции на рынке — большой, а вторых, проигравших, — много, и хотя их суммарный проигрыш больше суммарного выигрыша национальных производителей, на каждого потребителя приходится совсем незначительная доля проигрыша, вот он и не особенно беспокоится. Да и когда дело доходит до лоббирования защитных мер среди законодателей и регуляторов, за ограничение конкуренции, конечно, готовы платить куда больше, чем за конкурентное устройство рынка. Знаменитые институционалисты Мансур Олсон и Гордон Таллок придумали свои главные теории: теорию специальных интересов (Олсон) и теорию борьбы за ренту (Таллок), исследуя в основном как раз процессы лоббирования разного рода протекционистских мер.

В принципе существуют некоторые экономические соображения в пользу торговых барьеров в определенных отраслях при определенных обстоятельствах. А именно — если речь идет о только зарождающейся отрасли, которую стране по какой-то причине хочется иметь. Однако во время кризиса эти соображения не действуют: не стоит платить за защиту новых отраслей — не потому, что они не нужны, а потому, что сейчас как никогда трудно их угадать.

Барьеров на пути растущего протекционизма не так много. Во-первых, это историческая память о Великой депрессии. Во-вторых, экономики некоторых стран — например, Китая — так сильно привязаны к рынкам других, что переключение на внутренний рынок в краткосрочной перспективе трудно себе представить.

Но есть и еще один фактор, который может спасти от прошлых ошибок. Во времена Великой депрессии экономисты не знали про фискальные стимулы. Все попытки заставить экономику снова расти были связаны с денежной политикой — освобождение от золотого стандарта давало возможность снижать ставку рефинансирования. Однако денежная политика, даже стимулирующая активность внутри страны, плохо сказывалась на соседях, ведь девальвация национальной валюты делала продукцию из соседних стран менее конкурентоспособной — это показано применительно к началу 1930-х Барри Эйхенгрином и Джеффри Саксом в статье 1985 г.* Получается, денежный стимул в одной стране повышает вероятность возведения торговых барьеров в соседней. Другое дело — снижение налоговой нагрузки. Здесь не только выигрывают жители собственной страны, но и соседи не проигрывают. Значит, фискальное стимулирование не вызывает к жизни защитных мер. Конечно, это не мешает правительствам переживать, что чужие граждане получают помощь задаром.

Новости за период